Instagram   Одноклассники   вконтакте Дружите с нами:  facebook
Русская коробка с двойным дном
Алексей Щукин
 
На мировом рынке недвижимости существует понятие russianbox — «русская коробка». Это здание крайне примитивной архитектуры и внутренней начинки. Так называемыми русскими коробками могут быть и офисы, и торговые центры, но более всего удивительна ситуация с жильем — одни и те же убогие дома строятся десятилетиями. Существует ли возможность переломить эту ситуацию?
 
Монотонно и серо
 
Дом Бурова на Ленинградском проспекте
Из сборного железобетона при желании можно делать весьма изящные вещи. Дом Бурова на Ленинградском проспекте.
Фото: Наталья Титова/mosday.ru
Особенно странно смотреть на новостройки, когда подъезжаешь к столице на поезде — комплексы с громкими названиями невозможно отличить друг от друга. Районы похожи как близнецы. Полвека назад монотонную застройку высмеивали в фильме «Ирония судьбы, или С легким паром!», но с тех пор ситуация мало изменилась.
 
Появление безликих домов долгое время связывали с тем, что в стране строился социализм. Мол, крупным домостроительным комбинатам выгодно производство одинаковых деталей, так как это снижает их издержки. Все так, но сейчас капитализму в России уже более 20 лет. В мире автопрома, например, существуют сотни производителей и моделей. Колоссальный выбор есть сегодня в продуктовых супермаркетах и универмагах одежды, но дома почему-то по-прежнему строят некрасивые. И выбора у потребителей особого нет: квадратные метры не импортируешь, как еду, мебель или технику.
 
Причем было бы несправедливо ругать только панель. Многие монолитные новостройки экономкласса все так же убоги с точки зрения архитектуры.
 
Ригидность сектора новостроек не перестает удивлять. Во-первых, однообразность типологии. Львиная часть застройки — это многоэтажки, либо дома-пластины, либо башни. Считается, что ничто другое на дорогой столичной земле строить невыгодно. Но это не так: и в сталинских кварталах, и на территории малоэтажек вполне может быть даже большая плотность, чем в привычном микрорайоне. При этом высокие дома сразу задают масштаб, который некомфортен человеку.
 
Монотонные поверхности деструктивны для человеческой психики, так как для глаза нет возможности за что-то «ухватиться», и мозг впадает в своеобразный транс.
Однотипность и примитивность построек усугубляет отсутствие цвета. Большинство домов серые, яркие краски — большая редкость. Это хорошо можно рассмотреть, к примеру, на Ленинском проспекте: новая детская больница с пестрыми фасадами (архитектор Асадов) выглядит по-инопланетному на фоне окружающей серости.
 
Разумеется, в целом однообразие застройки производит гнетущее воздействие на психику человека — это хорошо изучено специалистами такой науки, как «видеоэкология». Глаз человека постоянно совершает мелкие движения, наблюдая предметы и явления в реальности. На уровне физиологии скучные, монотонные поверхности деструктивно влияют на мозг, так как для глаза нет возможности что-то выделить, за что-то ухватиться, и мозг впадает в своеобразный транс. Подготовленный буддист специально садится на час перед гладкой стеной для медитации, мы же поневоле вынуждены всю жизнь «тормозить» свой мозг.
 
Странно, что большинство девелоперов даже не пытаются выделить свой объект визуально. Они считают, что для продажи достаточно красивого названия и обильной рекламы. Если комплекс составляют несколько корпусов, то они наверняка будут одинаковыми, чтобы сэкономить на проектах.
 
Плохая архитектура: кто виноват?
 
Почему же с архитектурой жилья экономкласса все так плохо?
 
Причина первая: девелопер
 
Очевидно, что большинство застройщиков не желают тратиться: они стремятся подешевле построить и быстро продать. Сложившаяся конъюнктура играет этому большинству на руку. В России по-прежнему существует дефицит жилья и по-прежнему работает «пылесос Москва», всасывающий в столицу население остальной части страны. «На таком рынке купят все», — рассуждают девелоперы. И в определенной степени они правы: потребителя интересует в первую очередь цена.
 
Девелоперы защищаются, объясняя, что «у качественного жилья экономкласса слишком большая себестоимость». Но они лукавят: красиво можно строить практически при любом бюджете, было бы желание. Это многократно доказано в Европе, где заказчик с архитектором, варьируя различные элементы здания, достигают оптимума «цена — качество». И имеющийся в других странах опыт показывает, что разница в стоимости между «хорошим» и «никаким» не превышает 5–10% от себестоимости строительства здания. А такое удорожание для столичного региона несущественно.
 
Однако откроем секрет Полишинеля: в России крайне мало девелоперов, которые в разбираются архитектуре. Эта ситуация, возможно сложилась потому, что пока не очень велика история рынка недвижимости — всего 20 лет. В Европе строительные компании существуют десятилетия. Увы, срок жизни многих застройщиков в России — от кризиса до кризиса. Вот и получается, что создать качественный продукт у них не хватает времени.
 
5-10% от себестоимости строительства здания составляет разница в стоимости между «хорошей» и «никакой» архитектурой.
К тому же руководители российских компаний (за редким исключением) не увлекаются архитектурой, она им не понятна. Чаще всего это топ-менджмент из финансового сектора, и к недвижимости у них отношение крайне утилитарное: стройка — это производство квадратных метров, которые надо продать.
 
Таким образом, возникает общая проблема: в эпоху неолиберального капитализма девелопмент становится просто финансовой операцией. В Москве это зачастую принимает уродливые формы: «неместные» девелоперы не чувствуют особой связи с городом, равно как и ответственности за построенное.
 
Некоторым оправданием может служить сложная экономическая ситуация. Кредиты в России крайне дорогие, и каждый лишний месяц проектирования и затягивания стройки означает большие издержки. Но и здесь мы упираемся в вопрос непрофессионализма в деле организации проектов.
 
Причина вторая: архитекторы
 
Еще десять лет назад застройщики всегда жаловались, что отечественных архитекторов, способных реализовать качественный проект, крайне мало. Связано это с двумя основными моментами. Во-первых, архитектуры в советском жилом строительстве практически не было — использовался индустриальный метод. Соответственно, отсутствовал и опыт проектирования нетипового жилья. И, кроме того, российская архитектурная школа исторически нацелена на производство «творцов», которые достаточно оторваны от реальности.
 
Во-вторых, в 2000-е столичные архитекторы были избалованы легкими деньгами от строительного бума.
 
Сейчас пул качественных зодчих сформировался, но отставание от европейского уровня все равно сохраняется. И роль архитектурных компаний в строительном процессе в России по-прежнему крайне низка.
 
Причина третья: строители
 
Увы, в России исторически плохое качество строительства. В результате одинаковые по проекту здания выглядят у нас и в Европе по-разному — ведь качество и аккуратность играют большую роль. Идеально подогнанная белая минималистичная бетонная «коробочка» может очень стильно смотреться в Германии или Швейцарии. В России она, скорее всего, будет выглядеть непрезентабельным сараем, где заметны стыки, неровные края и т. д. К тому же у нас плохо развита сфера производства строительных материалов, поэтому краски, плитку, металл, дерево и прочее приходится везти из-за рубежа. Это, в свою очередь, удорожает процесс... и заставляет вновь обратить внимание на местные, не очень качественные, материалы.
 
Причина четвертая: муниципальные власти
 
Осмысленную архитектурную политику местные власти пока не проводят. «Конечно, панельное домостроение в нынешнем виде устарело еще десять лет назад. Но трудно поменять технологию, в которую вложили уже так много денег. Система крайне инерционна», — говорил один из чиновников столичного правительства в начале 1990-х. Однако в конце 90-х об этом даже перестали вспоминать: на фоне деградации страны и общества внешний вид зданий казался сущей мелочью.
 
В Берлине главный архитектор города борется за эстетику, лично утверждает не только вид фасада, но и материалы, фурнитуру, декоративные элементы.
В принципе столичное правительство должно было в приказном порядке заставить те же домостроительные комбинаты разработать новые серии, поменять фасадные решения и т. д. Но лобби было настолько сильно, что их не трогали. «Московский стройкомплекс — это миллион строителей. Вы хотите, чтобы эти люди и их семьи остались без средств к существованию?», — грозно вопрошал тогдашний главный столичный строитель Владимир Ресин при малейшей попытке реформ в стройкомплексе. Система, приносящая огромные прибыли, закреплялась десятком механизмов. Например, уже на этапе планирования города в отдельных районах «сажались» дома определенных серий, что и предопределяло остальную застройку.
 
Последнюю пару лет столичное правительство вроде бы занялось архитектурой. Молодой главный архитектор города Сергей Кузнецов проводит международные конкурсы, пропагандирует квартальную застройку и говорит достаточно правильных слов. Но пока результаты его действий не очень заметны в пространстве города: качество бюджетного жилья выросло несильно, а принуждать к «созданию красоты» государство не собирается. Хотя, к примеру, в Берлине главный архитектор города борется за эстетику, лично утверждает не только вид фасада, но и используемые материалы, фурнитуру, декоративные элементы.
 
Причина пятая: федеральные власти
 
В стране в целом нет промышленной и градостроительной политики. Чуть ли не главный тормоз здесь — устаревшие градостроительные и санитарные правила. Например, до сих пор действует норма по инсоляции — в квартиру не менее двух часов в день должны попадать прямые солнечные лучи. Эта норма была введена в 1920-е гг. в целях борьбы с рахитом и туберкулезом. Действуют устаревшие требования, прописывающие метраж отступов от школ и детских садов, нормы озеленения и пожарной безопасности. Все они заточены под строительство панельных микрорайонов на пустырях. Например, до сих пор нужно оставлять большие расстояния между домами. Так что даже воспроизвести то, что у нас было — уютный район типа Чистых Прудов или сталинских кварталов, — реальные условия не позволяют.
 
Но все же, в общем-то, даже имея такие нормы, строить хорошее жилье можно, но архитектор при этом должен быть гением, который на каждом шагу вынужден что-то изобретать.
 
Не все так плохо
 
В последнее время появились покупатели, которые, насмотревшись на «европы», готовы платить за качество.
Впрочем, ситуация хоть и медленно, но начинает меняться к лучшему. Появились покупатели, которые, насмотревшись на «Европы», готовы платить за качество. Тем временем застройщики получают образование в процессе работы, набивают руку на проектах экономкласса и архитекторы. Большое количество проектов заставляет девелоперов создавать конкурентные преимущества. Ниже приведено несколько примеров нового подхода к строительству.
 
«Маршал»: неоклассика за недорого
 
ЖК «Маршал»
ЖК «Маршал»
ЖК «Маршал» — первый для Москвы случай строительства жилья экономкласса в неоклассическом стиле. До этого неоклассика была прерогативой дорого сегмента рынка. Архитектор Михаил Филиппов сделал комплекс сложной формы с круглым двором. Фасады не по-здешнему богаты, разнообразны и благородны. По очертаниям здания можно изучать классическую архитектуру — здесь есть и арки, и колонны, и портики. За счет членения фасада на несколько уровней по горизонтали архитектурными деталями и с помощью цвета дом не выглядит массивным. Фасад имеет деление и по вертикали, благодаря чему достигается эффект небольшого старинного города — несколько улиц, расположенных на склоне холме.
 
При этом был найден целый ряд решений по удешевлению проекта. К примеру, в качестве облицовки здания применили специальным образом нарезанную тротуарную плитку.
 
Зодчие «Маршала» показали, что неоклассические красивые здания можно строить, даже располагая сравнительно небольшими бюджетами (параллельно заметим, что неоклассика всегда хорошо воспринимается потребителем, что отражается на продажах девелопера).
 
«Микрогород в лесу»: раскрась город
 
ЖК «Микрогород в лесу»
ЖК «Микрогород в лесу»
Проект «Микрогород в лесу» по стилистике прямо противоположен неоклассическому «Маршалу»: это современная, довольно минималистичная архитектура. Но архитектурному бюро Speech (пенаты нынешнего главного архитектора Москвы С. Кузнецова) удалось воплотить свои находки и сделать так, чтобы крупный комплекс не был скучен. Главная идея: большие здания за счет цвета и фактуры зрительно как бы разбиваются по вертикали на несколько частей. По сути, каждый подъезд здания раскрашивается как отдельный дом. Это должно производить эффект исторического города, будто несколько построек, возведенных в одной стилистике, прижались друг к другу. И хотя части больших корпусов не сильно отличаются друг от друга, какое-то разнообразие это создает.
 
Другой важный элемент «Микрогорода» — это квартальная застройка. Дома расположены не хаотически, а образуя четкие внутренние дворы.
 
Сегодня идею квартальной застройки главный архитектор столицы С. Кузнецов активно продвигает как новую градостроительную парадигму Москвы.
 
«Марфино»: компенсировать архитектуру благоустройством
 
ЖК «Марфино»
ЖК «Марфино»
Застройщик «Ведис» в своем проекте «Марфино» поставил и реализовал непростую задачу — создал гуманную среду в микрорайоне из одинаковых панельных домов. Главным инструментом этой стройки являлось именно благоустройство. Чтобы победить «синдром одинаковости» из «Иронии судьбы» архитекторы из компании «Планар» придумали неожиданную историю с экзотическими животными. Каждому из шести кварталов микрорайона присвоили определенный цвет и тотем: слон и жираф — для самых крупных, антилопа — для маленького.
 
Животные-тотемы стали основными элементами навигационной системы «Марфино». Скульптуры с животными установили во дворах, на стенах зданий появились цветные указатели, на въездах разместили большие карты микрорайона. Навигационная система позволяет гостям легко ориентироваться в микрорайоне и придает дворам индивидуальность.
 
Кроме того, здесь оборудованы дорогостоящие (германские) спортивные и игровые площадки для детей разных возрастов. Проложены велосипедные и беговые дорожки. Создан мини-бульвар с оригинальными деревянными беседками. В целом комплекс «Марфино» выгодно отличается от других панельных массивов, но это стоило девелоперу приличных денег — в три-четыре раза больше, чем затрачивается в аналогичных проектах.
 
«Мортон»: серия «ГРАД 1М»
 
Серия «ГРАД 1М»
Серия «ГРАД 1М»
Стереотип «панельное жилье — это однообразно и скучно» в этом году попытается разрушить крупный застройщик «Мортон». Он в союзе с Промсвязьбанком и Роснано весной должен запустить огромный домостроительный комбинат нового поколения, позволяющий создавать самые разнообразные дома. Чем будет отличаться мортоновская панель от конкурентов? Первое — отказ от кассетного производства в пользу изменяемой опалубки означает возможность производства панелей различной формы и размеров. Второе (и это почти революция): фасады могут быть разными по цвету и фактуре. К примеру, можно создавать лицевые панели из крашенного декоративного бетона.
 
Первые эскизы будущих проектов «Мортона» не выглядят произведением искусства. К примеру, один из них предполагает пиксельную окраску фасадов — вряд ли жить в таком оцифрованно-агрессивном пространстве будет комфортно. Однако в перспективе серия «ГРАД 1М» способна открыть почти безграничные возможности для архитектора и девелопера.
 
Urban Group: высокий стиль за умеренные деньги
 
КП «Ивакино-Покровское»
КП «Ивакино-Покровское»
 
ЖК «Город набережных»
ЖК «Город набережных»
 
ЖК «Солнечная система»
ЖК «Солнечная система»
Самая убедительная попытка совместить народные цены и хорошую архитектуру на столичном рынке — это проекты девелопера Urban Group. Уже первый их комплекс — поселок Ивакино-Покровское — был весьма необычен. Вместо привычных рядов танухасов — изогнутые улицы. Архитектор Максим Атаянц предложил неожиданную для подмосковного поселка градостроительную схему: одна часть — в форме подковы, как воспоминание о несохранившемся римском ипподроме, другая — напоминает чем-то очертания квадратного военного лагеря тех же времен. Плюс к этому в поселке ни один фасад таунхауса не повторяется дважды.
 
В следующих проектах компания Urban Group пошла еще дальше. К утонченной, богатой деталями архитектуре добавилась градостроительная сложность. К примеру, объект «Город набережных» представляет собой квартальную застройку с разнообразными домами высотой до девяти этажей. Все дворы, размещенные на стилобатах, свободны от машин. Есть каналы с набережными.
 
В новейшем проекте «Солнечная система» применена крайне эффектная, но сложная структура разделения по уровням автомобильных дорог и дворов с пешеходными дорожками. Трудно поверить, что все это может быть в жилищном комплексе экономкласса.
 
Самое интересное, что хорошая архитектура при правильной организации проекта обходится компании порядка 5–7% процентов от себестоимости строительства. В крайне сложном проекте «Солнечная система» затраты по сравнению с жестким «экономом» конкурентов всего на 10% выше. Впрочем, надо оговориться, что такое небольшое удорожание отличает именно Urban Group: компания является вертикально-интегрированным холдингом со своим производством материалов, подрядными мощностями и т. д.
 
  25.02.2014

Читайте также: